Информационный портал
 ПОЛИТИКА И ОБЩЕСТВО
 ЭКОНОМИКА

    ВСЕ НОВОСТИ    |    ПОЛИТИКА И ОБЩЕСТВО    |    ЭКОНОМИКА    |    HI-TECH    |    E-BUSINESS    |    ПРОИСШЕСТВИЯ    |    НОВОСИБИРСК    |    ШОУ-БИЗНЕС
Полноформатные статьи / Вузы вошли в ранж
 

Вузы вошли в ранжФото с сайта www.albioncom.ru

Вузы вошли в ранж

Оценка качества вузовского образования все чаще сопоставляется с позицией вузов в национальных и международных рейтингах. Во многих странах рейтинги выступают инструментом политики, и Россия не является исключением.

Российские рейтинги, как правило, составляются единовременно и в угоду тем, кому неудобны уже существующие модели оценки вузов. Так, в 2007 и 2008 годах появились, а через год исчезли деловой рейтинг вузов России, основанный на мнении работодателей (общероссийская общественная организация "Деловая Россия", 2007 год) и российский рейтинг ведущих вузов мира (независимое рейтинговое агентство "РейтОР", 2008 год). А в конце 2009 года международная информационная группа "Интерфакс" совместно с радиостанцией "Эхо Москвы" разработали новый рейтинг классических вузов России, который, возможно, в следующем году не повторится и будет создан новый "улучшенный" рейтинг.

Как правило, разработчики очередного рейтинга подвергают критике не только ранее созданные российские рейтинги, но и существующие зарубежные модели. Например, агентство "РейтОР" в 2008 году считало главным недостатком известных международных рейтингов отсутствие в них российских университетов. Заявленная причина — существующие рейтинги не учитывают ключевой категории, качества образования, вследствие чего позиции вузов России год от года ухудшаются. Недостатков у международных рейтингов, по мнению агентства "РейтОР" и представителей Московского государственного университета им. Ломоносова, еще много. Скажем, ранжирование вузов преимущественно по результатам исследовательской деятельности и нечеткая содержательная интерпретация рейтингов, использование ограниченного набора показателей и субъективность подбора весовых коэффициентов показателей рейтинга, и много чего еще.

В прошлом году Российским союзом ректоров были найдены очередные причины низких позиций российских университетов: использование зарубежными экспертами недостоверной информации о российских вузах, а также построение системы показателей рейтингов, ориентированной на зарубежную модель образования. Комментарии излишни.

Очень удобно вину за низкие позиции российских вузов в зарубежных рейтингах возлагать на кого угодно, но только не на действующую в России систему оценки качества образования. В настоящее время ни система государственной аккредитации, ни существующие рейтинговые системы у нас не ориентированы на международные критерии и стандарты, за что неоднократно критиковались европейскими аналитиками. В итоге российские вузы не знают, как конкурировать с зарубежными университетами, их руководство не понимает, по каким направлениям и каким образом вуз может занять достойное место среди ведущих вузов мира. Отметим, что из российских вузов лучшие позиции в британском рейтинге THE – QS World University Rankings 2009 года занимают МГУ, СПбГУ и НГУ.

Назрело время перемен в российских подходах к ранжированию вузов. Поэтому в последние полгода только в МГУ было проведено две конференции с участием компании Quacquarelli Symonds (QS) и Times Higher Education — разработчиками вышеупомянутого рейтинга ведущих университетов мира THE – QS World University Rankings. Участники конференции согласились, что каждый отдельно взятый рейтинг должен создаваться по утвержденным правилам. Всякий рейтинг должен быть значимым для всех заинтересованных сторон и для развития образования в целом, объективным — то есть основанным на достоверных, признанных статистически значимыми данных, допускающим независимую проверку. Причем процедура определения значений показателей должна быть прозрачной и открытой, а также проходить с ведома рейтингуемого университета и при его активном участии.

Выполняются ли эти, а также Берлинские принципы ранжирования учебных заведений, которые на словах разделяют российские составители рейтингов, на самом деле?

Первый принцип предполагает множественность рейтингов. Фактически в России есть один постоянно рассчитываемый рейтинг — Министерства образования и науки РФ, созданный в 1972 году и с изменениями существующий до сих пор. Рейтинг считается официальным и необходим для принятия государством в лице упомянутого министерства управленческих решений, в том числе и в части финансирования вузов. С 1999 года наряду с официальным рейтингом рассчитывается какой-нибудь независимый рейтинг университетов. Как правило, срок жизни этого рейтинга невелик и составляет один–три года. Смена рейтингов, как правило, происходит из-за того, что существующие рейтинги не позволяют хорошо позиционировать некоторые российские вузы в национальных или международных табелях о рангах. Именно это стало основной причиной разработки рейтинга ведущих университетов мира независимым агентством "РейтОР" два года назад.

Официально он создан с целью "преодоления барьеров, исторически сложившихся между отечественной образовательной системой и мировым образовательным пространством". Неофициально — для повышения международной позиции ведущего российского университета, МГУ.

Напомним, что МГУ, например, в 2008 году в шанхайском рейтинге занял семидесятое место; в упомянутом британском — сто восемьдесят третье, а в испанском Wedometrics — и вовсе сто восемьдесят шестое.

В результате в рейтинге, представленном "РейтОР", МГУ занял пятое место среди ведущих вузов мира. Правда, составители признали, что рейтинг имел много недостатков, и в 2009 году рассчитывать его не стали.

В декабре прошлого года группа "Интерфакс" совместно с радиостанцией "Эхо Москвы" разработали новый национальный рейтинг классических университетов России. Первые три строчки предсказуемо занимают МГУ, СПбГУ и московский физтех. На четвертом месте — Российский университет дружбы народов (РУДН). Вопросов могло не возникнуть, если бы этот университет занял четвертое место по таким направлениям, как "социализация", "интернационализация", "бренд" и даже "общественное мнение". Но РУДН занимает четвертое место по исследовательской деятельности — это вызывает удивление.

Таким образом, принцип множественности рейтингов в российской действительности подменяется частотой их появления. Каждый рейтинг имеет свою направленность и всякий новый рейтинг создается для улучшения имиджа конкретного вуза.

Еще одна особенность российских рейтингов — учитывать результаты по всем направлениям деятельности университетов. Например, в рейтинге "Интерфакса" одновременно оценивается образовательная, научно-исследовательская, социализаторская и международная деятельность университетов, бренд вуза и общественное мнение. Каждый зарубежный рейтинг имеет свою особенность и свою направленность. Например, шанхайский и тайваньский рейтинги оценивают научную деятельность университетов. Британский — преимущественно мнение академического сообщества о качестве подготовки. Испанский — наполняемость и востребованность сайтов университетов.

Стремясь одновременно оценить все направления деятельности университетов и приблизить российские рейтинги к зарубежным требованиям, российские агентства включают в методику расчета все используемые в зарубежных рейтингах показатели, а также российские аккредитационные требования и некоторые данные, используемые российскими вузами для оценки кафедр и факультетов университетов. В итоге показатели дублируют друг друга. Например, в рейтинге "Интерфакса" для оценки научной деятельности используются индекс цитируемости публикаций (среднее число ссылок на одну публикацию), рассчитанный по двум наукометрическим данным (РИНЦ и SCOPUS), индекс Хирша и общее число ссылок на публикации всех преподавателей — индекс цитируемости по данным РИНЦ и SCOPUS. Если о целесообразности включения индекса Хирша можно поспорить, то оценка индекса цитируемости для вуза при оставлении рейтинга является исходной информацией для расчета среднего числа ссылок на одну публикацию и его не следует использовать в рейтинге отдельным показателем. Это во-первых. Во-вторых, без отнесения к численности персонала любой первичный показатель не должен учитываться в рейтинге. Иначе посредственный университет, в котором учится 50 тысяч студентов, всегда будет лидировать по сравнению с университетом, где студентов на порядок меньше. Таким образом, значимыми можно признать далеко не все показатели российских рейтингов.

Объективность первичной информации для расчета показателей российских рейтингов также вызывает некоторое сомнение. Например, источниками информации для рейтингов "РейтОР" и "Интерфакса" служили официальные сайты, годовые отчеты, а также собственная информация оцениваемых вузов. А кроме того, информация национальных агентств, специализирующихся на сборе и обработке образовательной статистики; другие рейтинги, в которых фигурируют оцениваемые университеты; наукометрические базы данных и даже поисковая система Google; опросы работодателей, академического сообщества, выпускников и средств массовой информации.

Тем не менее не существует каких-либо документов, в которых была бы описана методика использования первичной информации. Поэтому можно предположить, что отсутствие данных в одном источнике восполнялось из любого дополнительного документа. Возможно, для расчета какого-либо показателя для разных вузов использовали разные источники информации. Судя по результатам ранжирования вузов, составители, скорее всего, сами решали, какую информацию следует использовать в расчетах. А это приводит к несопоставимости статистических данных.

Отдельно следует упомянуть о достоверности проводимых опросов рейтинговыми агентствами. Так, для оценки общественного мнения о 51 университете "Интерфаксом" были проведены онлайн-опросы 90 ректоров, из которых ответили на вопросы 45%; 211 представителей предприятий; 383 выпускников; телефонный опрос 250 работодателей (отклик 35%). Ранжированию подлежал 51 вуз. В среднем на один вуз были опрошены один ректор, два работодателя, четыре представителя предприятий и семь выпускников.

Для сравнения: в 2004 году газетой The Times Higher был проведен опрос среди 2 375 активных в исследовании членов академического сообщества. Ранжированию подлежали 200 университетов. Получается, что мнение о каждом вузе высказали в среднем 12 профессионалов.

По каким признакам "Интерфакс" считает результаты опросов столь незначительного числа респондентов достоверными, непонятно. Следовательно, есть сомнение в достоверности расчета других показателей рейтинга. Что в конечном итоге не позволяет с доверием относиться к полученным результатам ранжирования вузов. А значит, существуют проблемы с выполнением второго принципа ранжирования университетов.

Что касается прозрачности методики расчета, то, кроме официального рейтинга Министерства образования и науки, в России ни одно рейтинговое агентство этим похвастаться не может.

Таким образом, в погоне за устранением якобы недостатков зарубежных рейтингов российские рейтинговые агентства отходят от признанных ими международных принципов ранжирования вузов. Что уже который год не позволяет создать общероссийский независимый национальный рейтинг унвиерситетов. Поэтому было бы уместно не заниматься критикой и созданием "мутных" рейтингов, а взять показатели зарубежных рейтингов и адаптировать их к российским вузам. В этом случае администрация вузов будет вынуждена стремиться к улучшению анализируемых показателей, а значит, двигаться в сторону научной квалификации персонала, что в конце концов приведет к повышению качества образования в российских вузах.

Светлана Донецкая, кандидат экономических наук, преподаватель Новосибирского государственного университета.

Материал предоставлен редакцией журнала "Эксперт-Сибирь"

Дата: 15.04.2010, 9:31






РЕСУРСЫ РАЗДЕЛА

2016, SWEET211.RU | Сделано с любовью
Автор: Maksim Semeykin

Дизайн: Master Daemon
Web Builder Engine v.2.78c, 2004-2016

Страница создана за 0,0156 секунд
Версия сайта 3.4.4
Версия админовки 1.6.2f
SQL запросов: 5 Время: 0,015625 сек.

Сейчас: 09.12.2016, 1:10
Участник рейтинга sweet211.ru

синонимайзер текста онлайн